TVD&TO:FINAL FIGHT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TVD&TO:FINAL FIGHT » Live Through This » о.1 Let's kill Gilbert


о.1 Let's kill Gilbert

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

https://45.media.tumblr.com/ce771759caa8cd7718638b638e6b5d9d/tumblr_o22ilvTFu01srytsmo1_400.gif
Let's kill Gilbert
участники: Ester (описание действий в постах участников), Finn Mikaelson, Freya Mikaelson, Niklaus Mikaelson, Katherine Pierce
дата: 10.04.

Краткое описание сюжета
Воскрешение Катерины Петровой с помощью крови её дочери прошло успешно. Тело двойника было в порядке, и девушка могла наслаждаться своим отражением в зеркале. Единственное, чего ей не хватало - ее прежней сущности. Эстер и не пыталась скрывать от воскресшей, как полностью вернуться. Она обрадовала двойника тем, что последний "ингредиент" ее возвращения - смерть Елены Гилберт. А Кэтрин только и рада этому. Пока Эстер готовит коварный план, заманивая своих детей в Мистик Фоллс, Финн готовит все для прощания с Гилберт.
Никлаус и Фрея прибывают в город, где их ждет много открытий. Кто-то точно не переживет эту встречу.

+1

2

Мать никогда не успокоится. Она будет снова и снова возвращаться к жизни, чтобы убить тех монстров, что сама же и создала. Она никогда не пыталась убить своих детей, ее целью были именно чудовища ночи, что давно поселились в их разуме, сердцах, душах. Когда говорят о душах, что не нашли покой, я сразу думаю именно о ней. Женщине, что подарила нам жизнь, подарила нам друзей на всю жизнь, подарила нам врагов на всю жизнь и подарила нам проклятие.
Каждый раз, когда Эстер строила планы по уничтожению монстров, она возвращала меня к жизни. Был ли я удивлен на этот раз, когда очнулся в городе, в котором все началось? Это было предсказуемо. От части. К сожалению, я пропустил тот момент, когда мои любимые братья избавились от матушки в очередной раз. Я был, так сказать, занят. Но я был уверен в том, что она не сможет вернуться к жизни. Но вот она, стоит передо мной в новом теле и довольно улыбается.
- Что ты задумала на этот раз, мама? - Я стряхнул невидимые пылинки со своего плеча, оглядывая новый дом своей матери. Она не боялась привлечь к себе внимание, ведь Мистик Фоллс был той еще богом забытой дырой, в которую сползались сверхъестественные существа. Здесь мало кого можно было удивить новоявленной ведьмой, или парочкой вампиров, что проезжали мимо и решили задержаться на уикенд.
- У меня есть новый план, - хитро улыбнувшись, женщина прошла по комнате, открывая небольшую комнатку, дверь в которую я сразу и не приметил. В комнате лежала незнакомая мне девушка. По правде говоря, мне не хотелось выяснять, что задумала прародительница, но если это касается нашей семьи, то касается и меня. Легкий кивок в сторону незнакомки, Эстер понимает, что я готов выслушать ее план. - Это Надя. Я вернула ее к жизни, потому что нашла того, кто станет погибелью для твоих братьев и сестры. Она была условием сделки. - Эстер прикрыла комнату, закрывая девушку от моего взгляда. Признаться, я так ничего и не понимал. Пытаясь разобраться в ситуации, я поинтересовался, как ей удалось вернуть меня к жизни. Какого же было мое удивление, что она почти ничего не делала. Кто-то в Новом Орлеане воскресил Кола, и это дало матери возможность вытащить из небытия и меня. Я был доволен тем, что у Эстер получилось воскресить меня ведьмаком. Иначе, лучше бы я умер, если бы стал вампиром. Снова.
В то время, как Эстер продолжала работать над ритуалом по созданию идеального оружия против Древних, я должен был связаться с братьями. Все, что я должен был сделать - заманить их в Мистик Фоллс и не выдать своей личности. Письмо было подписано именем Мэтта Донована - единственного, кого я запомнил в этом городе. Этот мальчишка убил меня однажды. В письме лишь пара строк о том, что их с нетерпением ждут на грандиозном событии. Еще самому бы узнать, что это будет. Отправив послание, я отправился на поиски матери. Я наблюдал со стороны, как она проводила тот же ритуал, каким, пожалуй, был воскрешен мой младший братец. Девушка, что теперь лежала на алтаре, была точной копией той, что стала ингредиентом для создания монстров более тысячи лет назад. - Кто она? - Я вышел из тени на свет, приближаясь к матери и ее "оружию", пока что мирно лежащему на холодном камне. - Это сейчас не так важно, но теперь ты должен защищать ее от всех Майклсонов, что могут приблизиться к ней. - Эстер взглянула на девушку, после чего прошептала какое-то заклинание, возвращая ту в сознание. Их разговор мне было не слышно, но я мог точно сказать, что незнакомке была отведена немалая роль в предстоящем событии. Мать Майклсонов покинула склеп, оставляя меня наедине с незнакомой брюнеткой. Взгляд воскресшей холодный, с каплей страха и ненависти. Так смотрят только те, кому Майклсоны причинили большие страдания. Мне не важно, кем она была и что она сделала, теперь я должен был защищать девушку. Пора было идти. Никто не сомневался, что семейство скоро прибудет в город, а мне еще нужно было подготовиться. Как и всем нам.

+2

3

Зайдя в гостиную, Фрея подошла к столу и налила в стакан немного виски. Сделав глоток, она обратила внимание на лежавшее письмо. Хотя, скорее оно было похоже на приглашение.
-Интересно... - ведьма взяла конверт и не спеша села в кресло. Покрутив стакан в руках, девушка некоторое время не решалась открывать конверт. Хотя, на нем была лишь фамилия их семьи, без имени. Тем не менее, она все еще не могла привыкнуть к наличию семьи в ее жизни. Это было слишком непривычно.
НО отбросив сомнения, Фрея поставила стакан на столик и вскрыла конверт. В приглашение было несколько строк о том, что всю семью приглашают на грандиозное мероприятие. И подпись. Мэтт Донован.
-Ник, - девушка крикнула в сторону двери, не отрывая взгляд от письма. То что брат был дома, она не сомневалась. Впрочем, как и то, что он ее услышал. Еще было бы не плохо, что бы он подошел. Но очевидно не самый дружелюбный брат этого дома идти не спешил.
-Что б тебя, - девушка встала из кресла, и захватив стакан, вышла из гостиной. Дом Майклсонов был достаточно не маленьким, и Фрея в общем-то не собиралась бегать по нему, в поисках брата.
-Тут приглашение от какого Мэтта. Зовет всю семью на мероприятие, кто он? - куда-то в пустоту произнесла ведьма. Впрочем, Никлаус не заставил себя долго ждать и оказался рядом с сестрой. Да. Семья вампиров, гибридов и ведьм_ведьмаков. Семья, где каждый из ее членов хоть раз, но кого-то убивал. Не избежал смерти только Хенрик. И вот даже не знаешь, повезло ему или нет.
Номинация "семья года" точно должна достаться им однажды.

Само приглашение было достаточно подозрительным. Никто не видел, как оно появилось. Да и если учесть количество врагов Майклсонов, с легким сердцем не поверишь в грандиозный прием у черта на рогах. А значит лучше всего перестраховаться.
Прикоснувшись к амулету, Фрея не смеша стала читать заклинание, что бы узнать хоть что-то о письме, о том, кто его прислал и заглянуть в будущее, но все попытки заканчивались лишь только видением какого гроба и морем из пламени.
-Здесь что-то не так, - ведьма покачала головой и посмотрела на брата, - там что-то блокирует все и моя магия не справляется. А с учетом, что благодаря Далии я могу обходить даже скрытные заклинания, готова поклясться, что нас ждет встреча с ведьмой. И довольно сильной. Или ведьмаком. Или даже целым ковеном. 
Девушка глубоко вдохнула и посмотрела на забытый на столе стакан с виски. Нет, пить она уже не хотела. Чувство тревоги накатывало волной. Фрея знала свои силы. И была если не самой сильной ведьмой в Новом Орлеане, то уж точно не была среднестатистической. И то, что она не могла толком ничего увидеть наводило лишь на то, что ничего хорошего поездка не сулит.
-Никлаус, быть может мы съездим вдвоем? Если это ловушка, то было бы крайне глупо прибыть в нее всей семьей.

+3

4

Смерть не конец, а только начало. Ее смерть была мучительной, не похожей на все остальные. Кэтрин не стала одной из тех, кто перешел на другую сторону, едва коснувшись ведьмы Беннет. Она хотела. Она надеялась, что встретится там с дочерью, и они вместе смогут найти выход. Но все было против бывшей вампирши. Неизвестный ураган, буквально, утянул девушку в настоящий Ад. Как символично, ведь Деймон обещал с ней встретиться именно там. Катерина прикрыла глаза и сделала глубокий вдох. Она была здесь абсолютно одна, и она должна была найти выход. Пирс не была бы собой, если бы перестала бороться даже после смерти. Она хотела вернуться. Вернуться, и доказать всем, что от нее нельзя избавиться, проткнув тело гребаным кинжалом странников. Ее не интересовало, как они вообще его добыли, ее беспокоило лишь то, что сейчас она была заперта в этом месте, без единого шанса на спасение. Долгие месяцы девушка бродила по отвратительному месту. Оно напоминало ей ненавистный город, только разрушенный до неузнаваемости. Петрова хотела бы сама так разрушить башню с часами, с которой не так давно собиралась покончить жизнью, едва поняв, что старость настигала ее слишком быстро. Она остановилась, молча глядя на стрелки часов. Вот все и закончилось.
Она развернулась, когда услышала звук шагов. К ней приближалась женщина, один вид которой заставил Катерину напрячься. Даже здесь она не могла навсегда избавиться от этой семейки, что так или иначе всегда была рядом с ней.  Они убивали, мучили, преследовали, ненавидели, но они всегда оставались теми, чья фамилия заставляла бояться весь сверхъестественный мир. И она точно знала, что эта встреча не кончится ничем хорошим. Она сложила руки на груди и нахмурилась, глядя на то, как мать ее врага оказывается все ближе. Кэтрин не успела проронить и слова, когда Эстер заговорила с ней и предложила сделку. Сделку всей жизни, потому что, она могла вернуться. Для этого всего лишь надо было согласиться. И она соглашается, выставляя свои условия. Она спасает Надю, в то время как становится марионеткой Эстер, которая хочет убить своих детей руками Пирс. И Катерине отнюдь была не против отомстить своему врагу, став его погибелью. Естественно, Эстер не посвятила девушку в свои планы, обещая рассказать ей все позже. И она соглашается, соглашается абсолютно на все, чтобы выбраться, чтобы выжить, чтобы отомстить Никлаусу. Эстер дает ей свое слово, что поможет, и уходит.

Темнота рассеивается перед ее глазами. Все, что она видит вокруг себя - тот склеп, в котором нашло последнее пристанище ее тело, Эстер Майклсон и незнакомого мужчину, который смотрит на нее с недоверием и опаской. Похоже, он тоже не в курсе, что же задумала Первородная ведьма. Эстер приблизилась к девушке, что сидела на холодной каменной плите. Тихий голос ворвался в ее сознание, заставляя поежиться. Теперь она знала, кто этот незнакомец, и это вызывало в ней ненависть. Прежде чем уйти, Эстер пообещала девушке вернуть ее сущность, но потребовала от нее определенную плату. И эта плата полностью устраивала Катерину. Она мечтала о том, как избавляется от человека, что испортил, украл ее жизнь. И сейчас она могла поквитаться. Она спрыгнула с каменной плиты, подходя к Древнему ведьмаку и глядя на него холодным, безразличным взглядом. Ей не надо было говорить о том, что пора идти. Изящно качнув бедрами, она вышла из склепа, прощаясь со своей смертью и возвращаясь в ненавистный город. Кэтрин всегда выживала.

+2

5

Сюрпризы - лучшее, что есть в жизни людей. Подарки на день рождение, неожиданные впечатления - все это составляет их никчемную жизнь, и угнетает. Клаус не был человеком, и сюрпризы, что преследовали его, не имели тёплых нот, поэтому, он не радовался, заслышав о предстоящем подарке. Наверняка, виной этому - тысячелетняя жизнь, в которой ему постоянно попадались брокколи, вместо шоколада. Небольшая плата за вечность.
Сегодня он не желал никаких сюрпризов - сегодня был первый день, когда в Новом Орлеане стало тихо. Кажется, даже Марсель решил преклонить голову перед создателем и исторгать радугу и планы подальше от дома Майклсонов. Даже сама Хейли Маршалл не раздражала своим присутствием гибрида - что же он выпил, чтобы на одну ночь забыть, каким раздражительным существом она может быть? Впрочем, неважно. Сегодня был день, когда Клаус решил отдохнуть. Поэтому на настойчивыфй голос Фреи, новообретенной сестры, он решщил нагло не реагировать - никаких сюрпризов, никаких внезапностей, никаких дел.
Конечно, его маленькая сестра оказалась упорной, как ребёнок, тянущийся за своей игрушкой. А имя, что она произнесла, сразу вызвало в гибриде желание зарычать - он же просил, никаких сюрпризов.
-Мэтт Донован? Что этому куску мяса нужно от Древних? Конечно, радости от мысли, что его семью не забыли в Мисти-Фоллс он не испытывал. Тем более, странное приглашение, написанное Мэттом. Клаусу казалось, что письмо от него должно соджержать уйму нелестных отзывов с припиской о необходимости лицезреть их в богом забытом углу мира, где все началось. Это напрягало - где всеначалось, там все могло и закончится. И это не самая радостная мысль в голове гибрида.
-Боюсь, я знаю только одну ведьму в Мистик-Фоллс, и я не уверен, что она смогла бы заблокировать тебя. Только если за последние годы там ничего не изменилось и юная Бонни не обрела силу предков. Он задумчиво смотрел на письмо, от которого за верству веяло неприятностями. -Я думаю, лучше не говолрить семье, куда и зачем мы отправляемся. Элайджа приглядит за Хоуп, а в остальном можно спокойно оставить этот город - надеюсь, очередной атаки безумцев не предвидится. Никлаус вздохнул. -Иди, собирайся. Нужно выяснить, что стряслось в этом чертовом городишке. Надеюсь, ценой знаний не станет наша жизнь. Он говорил серьезно, отправляясь за документами, без которых даже гибриду не дадут нормально путешествовать.
Часы в машине прошли в кромешном молчании - Фрея явно пыталась пробиться через завесу, а Ник был слишком занят дорогой и своими мыслями, чтобы разговаривать. Он жутко хотел разобраться побыстрее, может убить Мэтта, который посмел к ним обратиться. Никлаус не желал быть в городе, где рушились планы. Остановив машину в городе, он хмыкнул. -Вот во что превратился наш прежний дом, Фрея.. Не самая лучшая архитектура, не самые лучшие люди и, отнюдь, не самые лучшие вампиры. Добро пожаловать туда, куда лучше не приезжать.
Он ненавидел город, поэтому вел себя грубее, чем обычно. -И куда именно нам предстоит пойти? Веди, я не читал эту чертову бумажку с указаниями от Донована.

+2

6

Я молчал. Эстер ушла и до сих пор не вернулась, а разговаривать с незнакомкой хотелось меньше всего. То и дело я чувствовал, как она бросала на меня гневный взгляд. В какую-то минуту я даже порадовался тому, что она всего лишь человек. Иначе, не исключено, что она уже попыталась бы впиться в мое горло, дабы избавиться от охраны. Это было бы нелогично, но, кто думает о логике, когда твоя жизнь полностью зависит от семьи Древних?
В одном я был точно уверен - девушка не так проста, как кажется, иначе бы моя матушка просто не выбрала бы ее. Несколько раз я собирался поговорить с брюнеткой, но каждый раз одергивал себя и возвращался к своим делам. Заклинание, которое я должен был произнести сегодня, было тяжелым и требовалось немало энергии и сил, чтобы все прошло гладко. Мне нужно было сосредоточиться. Мысли о чем-то постороннем были лишними.
Дом, который мать выбрала для торжества пустовал. Он был идеальным местом для того, чтобы устроить показательное представление. Он был идеальным, чтобы стереть его с лица земли. Но это было бы слишком просто. Покинув незнакомку, я отправился бродить по дому. Когда-то здесь жили люди, которые покинули свое жилище, предоставив его в руки злобной Древней ведьмы, единственной целью которой было уничтожение собственных детей. На полу одной из комнат я нашел разорванные листы бумаги, исписанные красивым почерком. Кто-то в этом доме вел дневники. На секунду мне стало интересно, чем жили незнакомцы, но потом я просто плюнул на все и вернулся в ту комнату, где в своем кресле восседала незнакомка. Казалось, что она даже не двигалась с места, пока я отсутствовал. Рядом с ней, на небольшом столе, стоял ящик, в котором лежали пакеты с кровью. Я был осведомлен о том, что девушка когда-то была монстром. Точно таким же, какими были мои братья. Я не был поклонником этой идеи, но это был ее собственный выбор. Это была ее плата за то, что она помогает Эстер. Я может быть и побеспокоился о том, что после смерти Древних умрут все те, кого они обратили, но... Какая мне разница до какой-то незнакомки, только что вернувшейся из мертвых?
Стук двери заставил вздрогнуть. Так, как будто я на самом деле испугался. Мама вернулась домой, захватив с собой где-то гроб. Я нахмурился, глядя на деревянное изделие. Когда-то точно в таких гробах наш брат возил всю свою семью. Глаза брюнетки загорелись опасным огоньком, и она вскочила с кресла, обходя бесценный гроб снова и снова. Кажется, ее забавляла сама мысль о будущем событии. - Нам пора, скоро они будут на месте, - голос Эстер раздался по практически пустой комнате. Всего-то, что надо - вынести гроб во внутренний двор дома, и не дать брюнетке засветиться раньше, чем настанет ее очередь выйти на люди. Захлопнув за собой дверь, я запечатал вход. Они не должны попасть в дом, пока это не станет необходимым. - Что дальше? - Спросил я, глядя на Первородную ведьму, но ответ был очевиден. Теперь мы просто должны были ждать прибытия гостей. Я вернулся в дом, пытаясь скрыть и свое присутствие в этом городе. Это игра Эстер, ей и начинать.

+2

7

Код:
<!--HTML--><object data="http://dezzi.ru/images/webplayer.swf" type="application/x-shockwave-flash" width="240" height="64">
<param name="movie" value="http://dezzi.ru/images/webplayer.swf">
<param name="menu" value="false">
<param name="scale" value="noscale">
<param name="flashvars" value="src=http://dl.waix.ru/02214bd5d.mp3&amp;autostart=no">
</object>

Отзыв брата об авторе письма свидетельствовал, что некий Мэтт не в фаворитах Ника. Впрочем, Фрея не удивилась. Количество врагов их семьи, и в частности Никлауса, росло в геометрической прогрессии. Даже удивительно было, что еще не все хотят их убить или каким-либо образом навредить.
-Значит, там есть еще кто-то Бонни, - Фрея пожала плечами, - в нашем случае - спокойно и Майклсоны, настолько не совместимые вещи, что порой идея спать сто лет, не кажется мне такой уж плохой, - ведьма чуть ухмыльнулась и ушла наверх за сумкой и документами. В общем-то с собой ей мало что нужно было, но вот документы вещь полезная. В отличие от Ника, внушать она не могла, так что этот атрибут смертных людей стоило взять.
Кинув в сумку некоторые ведьмовские принадлежности, Фрея спустилась вниз и села в машину. Всю дорогу она пыталась узнать хоть что-то об этом приглашение и вообще того, что происходит. Но было бесполезно. И на секунду девушка даже подумала о том, что такой силы хватило разве что у Далии или их матушки. Но обе были мертвы. Впрочем, вернутся к жизни с того света у Майклсонов, а в частности у их матушки прекрасно получалось.

-Никлаус, брат мой, - Фрея повернулась к гибриду и чуть улыбнулась, - не самые лучшие люди, вампиры и места будут везде, где живет или жила наша семья. Ты прекрасно знаешь, что все плохое, что начинает происходит, так или иначе связанно с нами. Наша семья проклята настолько, что даже друг другу не верим, - Фрея взяла сумку и дотронулась до ручки двери машины, - ведь вспомни, как ты принял меня в первый раз. Убил меня, что бы проверить мое бессмертие, - еще одна небольшая улыбка.

Нет, отношения Фреи и Ника были на данный момент хорошими. Ну, если конечно в их семье отношения в принципе могут быть хорошими. Ну как минимум, они не пытались убить друг друга. А это уже прогресс.
-Туда, - Фрея сделала несколько шагов, но остановилась, - пожалуй, предлагаю скрыть нас, - ведьма дотронулась до Ника и что-то прошептав, посмотрела на брата, - кто бы там не был, стоит подстраховаться.
Она развернулась и молча направилась по адресу, указанному в приглашение.

Вскоре они оказались около дома, вид которого ну никак не свидетельствовал о том, что тут будет какой-то грандиозный прием. Впрочем, что Фрея, что Ник уже точно были уверены в том, что ничего хорошего эта поездка им не сулит. И сейчас она в очередной раз согласилась в мыслях со словами брата, о том, что ценой знаний может стать жизнь.
Подергав ручку двери, девушка убедилась, что она закрыта. Впрочем, с помощью магии она тоже не открылась.
-Ну почему все не может быть так просто, - негромко произнесла ведьма и повернулась к Нику, - обойдем дом? Быть может там что найдем.

Лучше бы они развернулись и уехали. Правда. Картина "незнакомая ведьма и гроб" это не совсем то, чего хочется к концу дня.
Нет, ну почему все не может быть нормально хотя бы один день. Нормально, без всяких вот таких сюрпризов. Древняя ведьма вздохнула и на секунду взглянула на Ника.

+2

8

Она сидела в кресле, что выбрала в тот самый момент, когда они вошли в этот дом. Увы, но она прекрасно знала это место, и оно не вызывало у нее ни одной положительной эмоции. Эстер либо ничего не знала о том, какую роль в судьбе девушки сыграл этот дом, либо же она откровенно издевалась, напоминая Катерине, что она полностью в ее власти и зависит от ее желания сохранить вампирше жизнь. С тех пор, как они оказались внутри небольшого особняка, что еще около года назад был пристанищем Древних, она молчала, разглядывая стены и украдкой поглядывая на ящик, что стоял на столе. Любопытство такое любопытство, и стоило еще одному из рода Майклсонов выйти за дверь комнаты, как Кэтрин тут же подскочила с места и откинула крышку злополучного ящика. То, что находилось внутри заставило девушку улыбнуться. Очень предусмотрительно. Похоже, он был осведомлен о том, что она не собирается оставаться простым человеком, а потому подготовил для нее бесплатное питание на некоторое время.
Вскоре Финн вернулся, все так же молча. Она видела, что он хочет что-то сказать, но ее вполне устраивала тишина, созданная их совсем не неловким молчанием. В момент его возвращения, она снова сидела в кресле. Так, будто и не поднималась с него. Финн, кажется, поверил в это. Катерина улыбается, опустив голову и пряча лицо. Ей не нравилось находиться в этой своеобразной тюрьме, но выбора у нее не было, и она продолжала молча ждать.
Стук двери выдернул девушку из ее мыслей. Она подняла взгляд и увидела Эстер Майклсон в ее новом теле. Одну руку ведьма положила на лакированный гроб, поблескивающий в свете, что лился в окно комнаты. Катерина вскакивает с кресла, подлетая к гробу. Она обходила его со всех сторон. Снова и снова. Движения плавные, когда она ведет рукой по гладкой поверхности гроба, слегка прогибаясь. Ей все равно, что Майклсоны наблюдают за ней. Ей вообще все равно, и если бы не уговор с Эстер, она прямо сейчас открыла бы крышку гроба и избавилась от чертовой Елены. Но нет, надо терпеть, пока ведьма Майклсон не даст ей разрешение. За это она и ненавидела семью Древних, они вечно обламывали весь кайф: к жизни, к безумию, к манипуляциям, к мести. Каждый останавливал по своему, но всякий раз она проклинала всю семейку.
Майклсоны вышли из дома на задний двор, забирая с собой гроб Елены. Катерина поднялась с места и подошла к окну. Она внимательно смотрела за тем, что делали эти двое во дворе, и даже не попыталась отойти, когда Финн вернулся в дом. - И мы будем просто ждать? - Она складывает руки на груди, поворачиваясь лицом к ведьмаку. Она и сама прекрасно знала, что других вариантов у них нет. - Значит, ты Финн. Старший брат. - Они изгибает бровь. - Каково это снова вернуться к жизни и снова пытаться убить своих родных? - Пирс не была образцово-показательной матерью, но никогда бы не решилась убить своего ребенка. Наоборот, она совершала безрассудные сделки для того, чтобы спасти свою дочь.

+2

9

В этом городе слишком редко было солнечно. Или, их семье везло и они прибывали в богом забытый городок именно тогда, когда солнце уходило на покой, демонстрируя всем свой характер, укрываясь тучами и тихо посапывая в стороне. Клауса всегда передергивало от плохих дней в Мистик-Фоллс. Впрочем, стоило там появиться, и вся жизнь снова шла коту под хвост. Пожалуй, единственная радостная поездка сюда была не так давно, когда Клаус обрел самого себя - но и тогда чертовой Гилберт удалось испортить ему все веселье. Никлаус ненавидел город, в котором сейчас находился, и желал вернуться в свой любимый Новый Орлеан - пускай там николгда не было гладко, но жить там было поприятнее. Даже с дохлыми ведьмами, что вечно лезли в его жизнь. Неймется умершим, видимо.
-Просто? Для того, чтобы все было просто, нам нужно быть обычными людьми, которые тихо сидят дома, а не шляются по другим городам, в поисках приключений. Фрея, забудь о простоте. Клаус вздохнул и уверенно направился к дому, в котором их точно уже ждали. Не та сказка, чтобы быть уверенным в хэппиэнде. Договаривать он не стал, не желая напугать Фрею, которой, как и ему, затея приехать сюда не казалась такой уж радужной. Кто знал, что могло скрываться в этом доме.
Клаус шел тихо, стараясь не задевать ветки деревьев, что окружали дом, словно молчаливые стражи. Они бы напугали любого, и в его мысли закралось сомнение, что жалкий Донован причастен к тому, что происходит в этом городе. Кажется, Мэтт не знал о доме. Иначе давно бы торчал перед дверьми, желая встретить того, кого с радостью бы прикончил. Бравада, которой он всегда покрывал ужас перед вампирами. Мило.
Жутко пахло благовониями - так часто пахло из кабинета, когда там колдовала Фрея. Это жутко не нравилось Клаусу и он напягался все больше, с каждым своим шагом. -Если там ведьма, очень надеюсь, что её цель - не стереть нас в порошок. Не хочу проверять, насколько сильна та, что привела нас сюда. Было бы здорово, если б она вообще оказалась вчера получившей дар мелкой дурой, что вдруг решила поиграть с теми, о ком слышала лишь сказки.
Никлаус замер, остановившись в паре шагов от угла дома - он прекрасно видел женщину, что стояла к нему спиной, а перед ней было то, что точно не вписывалось в картину. Клаус даже забыл о том, что им стоит быть осторожными, и поступил так, как всегда поступают в его семье - крайне опрометчиво. -Если нас приголасили на похороны поджружки Мэтта, я не думаю, что мы задержимся дольше, чем требуется, чтобы выразить ему свою мнимую скорбь. Он сказал это громко и отчетливо, прекрасно видя, как вздрогнула женская фигура, и как повернулась на голос. Незнакомка смотрела на него так, словно знала, кто он и зачем он здесь. И от её взгляда мурашки пошли по телу. Клаусу сразу не понравилось происходящее.
-Никлаус, сын мой. Ответ этой чертовой женщины ввел его в состояние, сродни страху и ненависти. Как же он устал убивать эту чертову тварь, что никак не угомониться. Кажется, сджечь тело - лучший способ? Кажется, пора придумать, как сжечь душу. Заодно. -Мама. Он выплюнул это слово, как ругательство и скрестил руки на груди. -Надо было догадаться, что это ты. Слишком плохо выглядишь для той, что воскресла. Опять.
-Ты всегда так черств.. Клаус хотел подойти и оторвать голову этой даме. Он не желал и минуты проводить подле той, что постоянно пыталась убить его, его семью. Он устал и ему претило все, что происходит. -Иначе никак. Он фыркнул, и собирался развернуться, утянув за собой сестру - ему надоело сражаться с той, что вечно вставала на пути. И он не хотел участвовать в её очередных планах.

+2

10

Она стояла у окна. Такая хрупка и человечная, что можно было лишь посочувствовать. Только сейчас я уловил в ней знакомые нотки. Той, что стала жертвой ритуала. после которого вся наша семья превратилась в монстров. В том или ином смысле. Изменения не обошли никого. Даже мать, которая не потеряла своей ведьмовской сущности теперь была монстром, который живет лишь мыслью о том, как убивает своих детей. Это пугало, но я был хорошим сыном и старался поддерживать ее во всем. Даже в этом. Не задумываясь соглашался на любые жертвы, как тогда, несколько лет назад, когда я готов был пожертвовать собой, чтобы вся семья Первородных стала лишь пустым воспоминанием. Тогда все пошло не так. Как и в Новом Орлеане. Черт, да все постоянно идет не так, не проще ли искать другие способы, или отступиться, сохраняя себе жизнь? Я никогда не расставался ос здравым смыслом, в отличии от моих родителей, но я был рад больше не быть кровожадным монстром, коими еще оставались мои братья и сестра. Одна из сестер.
Я подошел к тому же окну, около которого стояла брюнетка. Нас разделяло всего несколько сантиметров, и я мог внимательно рассмотреть ее. Я не ошибся, она была такой же, словно Татья только что сошла с рисунка одного из моих братьев. - Татья? - Я слышал, что мой голос дрогнул. Как это возможно? Да, мама была сильной ведьмой, но я не мог и представить, что она решится воскресить ту, чья кровь сделала нас вампирами. - Нет, ты не Татья, - в ней было что-то необъяснимое. И именно это дало мне понять, что я ошибся. Это не она. Просто похожа. Идентична, можно сказать, если бы только не этот звериный взгляд и дикое желание обратиться в вампира. - А что насчет связи? Ты же умрешь, как только погибнут Первородные, - я усмехнулся, а девушка лишь смерила меня взглядом полным презрения. Ладно - ладно, молчу и не лезу к той, что готова убить меня, даже будучи человеком.
Я перевел взгляд на окно, точно ощущая присутствие кого-то постороннего. Вот все и началось. Интересно, кто посетил этот городок, чтобы распрощаться с той, что лежит в этом гробу. Я мог бы спросить у девушки, кто покоится там, но все говорило о том, что она не будет со мной откровенничать. Эстер повернулась куда-то лицом, и я попытался увидеть, кто же откликнулся на мой призыв. Каким же неприятным сюрпризом для меня было увидеть здесь старшую сестру. Одна мысль о том, что она тоже может пострадать, оказавшись на пути у мести мамы, заставила меня напрячься и с удвоенным вниманием наблюдать за происходящим. Никлаус, очевидно, снова был не слишком рад увидеть женщину, что родила его. Это было видно по взглядам. Я знал, что Эстер не отпустит своих детей просто так, но все же, когда Никлаус собрался уходить, поспешил к двери. - Уже уходишь, брат? - Выйдя на крыльцо, я остановился. Взгляд скользнул по братцу-гибриду. Как я люблю те моменты, когда он растерян и зол одновременно. Просто радость для глаз моих. Переведя взгляд на Фрею, я улыбнулся. Ну, вот и встретились.

+2

11

Никлаус, как всегда, недовольный всем в этом мире, не переставал посыпать сарказмом все вокруг. начиная от реплик сестры и заканчивая ситуацией в целом. Пожалуй, в этом с ним не сравнится никто, ни в Мистик Фоллс, ни в Новом Орлеане. Потрясающая способность видеть исключительно плохое во всем, жить в вечной паранойе, чаще всего не обоснованной и злость на всех. Все это привело к тому, что у семьи древних врагов было больше, чем вообще возможно. О чем говорить, если они внутри семьи умудрялись друг друга убивать периодически. Прям новая игра для бессмертных - " убей родного человека самым неожиданным способом".
Но так или иначе, сейчас Фрея была согласна с ним насчет "стереть в порошок". Не хотелось бы закончить свою жизнь на задворках этого милого городишки.
-Эстер, - выдохнула ведьма, когда та обратилась к Никлаусу. Это было слишком. Эта дрянь никак не хотела успокоится. Фрея ненавидела мать. Ненавидела настолько, насколько это вообще возможно. Она не смогла бы простить ее за поступок, обрекший Фрею на такую жизнь.
-Боже, Эстер, когда же ты успокоишься уже? - Фрея зло сверкнула глазами.
-Моя старшая дочь, характер тебе достался от отца, тебя разве не учили здороваться? - женщина чуть улыбнулась и сделала несколько шагов в сторону своих детей.
-Хоть что-то хорошее от родителей досталось, и слава богу не от тебя - древняя ведьма поджала губы и бросив взгляд на брата, посмотрела на ту, что звалась их матерью, - задумала новый способ извести нас?
Но ответ она уже услышала будучи повернутой спиной к матери, Ник особо не церемонясь, схватил сестру за руку и потянул за собой. В общем-то, Фрея была не против. Для нее сам факт нахождения на одном клочке земли с этой ненормальный был отвратителен.
Но, Эстер была не последним сюрпризом этого дня. С крыльца донеся знакомый голос, от чего внутри все резко перевернулось. Хотя, что удивительно. Финн был всегда на стороне матери. Примерный сын ненормальной матери.
-Финн.. - тихо прошептала ведьма, поворачиваясь в сторону крыльца и освобождая руку  от цепкой хватки брата.  С опаской взглянув на Никлауса, который как ей показалось, был готов разорвать Финна, Фрея только и успела толкнуть Ника в грудь.
-Успокойся, - практически прошипела ведьма. Эстер была проблемой. Финн на стороне матери, тоже проблема. Но потерять брата, когда она его вновь обрела? Нет уж. Этого она не позволит древнему гибриду.
-Почти все в сборе,  а где же ваши братья и сестра? Так невежливо опаздывать на приглашения. Мне казалось,я  воспитывала вас лучше, - из-за угла дома появилась Эстер. Со своей надменной улыбкой, она бесила еще больше. Уж лучше бы Никлаус сейчас свой гнев направил на мать, а не брата. И если Финн не дурак, он поможет Фрее и Никлаусу убить ее снова.
-Мне кажется, стоит принять ее игру, что бы узнать чего она хочет. И получить возможность оторвать ей голову, - это Фрея прошептала настолько тихо, что услышать мог только Ник.

0

12

Эстер была той еще тварью. И отрицать это было бы просто глупой ошибкой. Не удивительно, что все члены этой семьи были по своему безумны. Они пошли от Майкла и Эстер, которых сложно было назвать примерными родителями. По крайней мере, того, что знала Катерина, было достаточно, чтобы сделать определенные выводы. Она была знакома почти с каждым членом семьи, и никого из них не могла назвать образцом порядочности. Возможно, раньше Элайджа вызывал у нее хоть какие-то мысли, что в этой семье могут быть исключения, но потом он предал ее. Променял на Никлауса, от чего ненависть к гибриду возрастала. А ведь когда-то лорд Никлаус нравился ей своим притягательным обаянием. Интересный мужчина, который умел нравится, но, к ее сожалению, был слишком безразличен к ней. Тогда она выбрала его брата. И тогда же была обречена либо на смерть, либо на вечное бегство от монстра, что поселился в душе Майклсона.
Она не заметила, как вернулся старший брат семейства. Его голос выдернул ее из собственных мыслей. Он назвал ее именем той, кого она молча ненавидела всю свою жизнь. За то, что она стала той, чья кровь стала использована в ритуале. За то, что когда-то в нее были влюблены оба брата. Она не могла их винить, потому что двойники были излишне привлекательны, и она прекрасно это знала, умело этим пользуясь. Но в тот момент, осознание того, что до нее, пусть и несколько сотен лет назад, была другая девушка, ранило Катерину, создавая в ее сердце ненависть. Но Финн, кажется, сам понял свою ошибку и предпочел заткнуться. Правильно сделал, - подумала Пирс, которая готова была высказать Майклсону, как же ее достало его семейство, со всеми своими проблемами, параноидальными идеями, ритуалами, мамашей-психопаткой и двойником, из-за которого Никлаус чуть не убил ее любимую. Следующая фраза заставила девушку задуматься. Вроде бы, она обсуждала с Эстер вариант того, что ее связь с сиром будет разорвана. Таким образом, если все получится, Катерина должна была стать единственным вампиром, что не будет связан с семьей Майклсонов. И смерть их не принесет ей ничего, кроме тонны радости и злорадства.
Она чуть не выскочила в окно, заметив знакомую фигуру. Никлаус. Собственной персоной. В тайне она даже начала надеяться на то, что он будет первым, кого Эстер решит убить. Ей не терпелось сыграть свою роль в происходящем, стать вампиром, перестать быть слабой и иметь возможность потягаться с древним в силе и сарказме. А иначе никак. Их встреча, в любом случае, была бы построена на ненависти, пронесенной через годы. Это мутировала ее влюбленность, сдобренная страхом, отчаянием, желанием жить и яростью, что появилась в ней, когда она узнала, что он убил всю ее семью. И теперь она могла отомстить ему.
Финн вышел на крыльцо, а Катерина приникла к окну, пытаясь услышать хоть одно слово, сказанное Майклсонами. Эстер нужно было всего лишь махнуть рукой, чтобы брюнетка появилась и исполнила свое предназначение, но ведьма что-то не торопилась, видимо, хотела насладиться растерянностью своего сына.

Отредактировано Katherine Pierce (2016-04-21 16:25:38)

+1

13

Мужской голос заставил его обернуться. Кажется, имя того, что стоял перед ними, они с Фреей произнесли одновременно. -Финн. Только вот, если голос Фреи был слегка счастливым, то голос Никлауса был пропитан злобой, неприязнью и удивлением. Он не был рад встречи с Эстер, и ещё меньше был рад видеть того сына этой злобной стервы, что с радостью потакал любым её капризам. Ник даже не мог предположить, что нужно сделать, чтобы Финн перестал слепо следовать за мамочкой, и попытался понять, что умирать, даже после стольких лет, никто из этой семьи не готов - разве что сам Финн, считающий себя порождением ужаса и чумы. Он прекрасно слышал голос Фреи, стремящийся успокоить его первое рвение - уничтожить брата, пока он не натворил того, что могло помешать им жить. Но спокойнее от этого сильно не стал, и, наверное, именно поэтому сделал шаг вперед - кажется, он был убежден, что первый удар, от кого бы он не исходил, обязан принять он. Каким бы чудовищем не был Никлаус, но защитить сестру он должен. И это не акт рыцарства, это лишь то, что он всегда ото всех скрывал - ему не плевать на семью, или, хотя бы, на малую её часть.
-Боюсь, наше пребывание здесь бессмысленно, Финн. Разве что вы с этой полоумной не решили наконец успокоиться, перестать нас преследовать. Знаешь, вы стали хуже, чем был наш папочка. Он хотя бы успокоился, после смерти. Но вы.. Нет, Вам не найти спокойствия даже на том свете. Словно помешанные. Клаус почти прорычал это, а затем резко обернулся к матери, которая явно наслаждалась кратким общением со своими детьми.
-Как ты сумела выбраться? Впрочем, неважно. Что ты хочешь от нас? Он все ещё стоял немного впереди сестры, словно стараясь защитить от всего, что способна предпринять их мама. -Сейчас я хочу, чтобы вы приняли участие в небольшом спектакле. Думаю, ты будешь рад, это подарок. Клаус даже начал нервничать, его скулы напряжены - он готов напасть или защищаться, в зависимости от того, что предпримет его маменька. -Что?
-Я знаю, что когда-то скрыла от тебя правду, запечатала проклятье.. Клаус фыркнул. Эту историю он уже слышал, и снова выслушивать оправдания он не хотел. -Но прошли годы, ты смог раскрыть себя. И, я знаю, ты хотел создавать подобных тебе, но у тебя не вышло. На этот раз Клаус зло глянул на мать, словно намекая, что слушать устал, и продолжать слушать не особо жаждет. -Сегодня, одним из моих подарков станет окончательное прощание с той, что испортила все. Ты увидишь, как сгорит Елена Гилберт.
Клаус глянул на гроб, а после перевёл взгляд на мать - он не понимал причин такой щедрости. А та махнула рукой в сторону дома. Клаус обернулся, ожидая, что ещё приготовила его сумасшедшая мать.

+1

14

Мама была довольна. Я видел это по ее лицу. Она была счастлива от того, что смогла на несколько шагов обыграть своего сына. Я же чувствовал лишь беспокойство за то, что она может навредить и своей дочери, что тысячу лет назад отдала сестре. Пытался ли я увидеть на ее лице хоть каплю раскаяния за этот поступок? Пытался, но, увы, наша мать была неспособна на подобные эмоции. Даже когда Фрея стояла прямо перед ней, зло глядя на нее, Эстер оставалась спокойной, будто эта девушка ничего не значила в ее жизни. Меня это задело, но я, по привычке, промолчал, оставаясь послушным сыном, который следует за своей ненормальной матерью, выполняя любые ее прихоти.
План Эстер провалился, на приглашение отозвались только двое. Но, кажется, мать это не сильно расстроилась. Главная ее цель, Никлаус, была на месте, и она не стеснялась это афишировать. Каждое слово, что произносила Эстер, по ее мнению, должно было привлекать внимание Никлауса, заманивать его в ее ловушку. Она обещала ему подарки. Как будто бы у него был день рождения. Она и меня, пожалуй, использовала как подарок семейству. Нежданный и, кажется, не особо радостный. В глазах Фреи отражалось удивление и радость. Я чувствовал, что она рада моему появлению. Даже попыталась остановить Ника, чтобы тот не набросился на меня немедленно. Бедная, наивная девочка, защищающая монстра, что ненавидит свою семью настолько, что возил всех в гробах. У каждого из семьи была возможность выбрать другой путь, избавиться от монстров, в которых превратились их родные тела. Но каждый из них предпочел свой путь. Клаус же смотрел на меня с такой злостью, что если бы можно было убить взглядом - то он бы это сделал. Что ж мне нравилось такое внимание, но, по всей видимости, не я был главной звездой сегодняшнего мероприятия.  Вальяжно спустившись по лестнице, я прошел мимо брата и сестры, остановившись рядом с гробом той, кого мать назвала Еленой Гилберт. Понятия не имею, что сделала эта девушка, и почему Клауса вообще должна волновать ее смерть, но выяснять это сейчас не было ни времени, ни желания.
Мама махнула рукой в сторону дома, и я знал, что это значит. Время шло. Эстер коснулась крышки гроба, откидывая ее и являя миру... Девушку, что я только что оставил в доме. Нервно сглотнув, посмотрел на окно, шторка еще колыхалась, значит дамочка только что отошла. Это было невероятно, я хотел объяснений. - Посмотри на нее в последний раз, сын мой, - Эстер говорила с Клаусом, словно не замечая моего удивления. - Последняя надежда на создание гибридов, - матушка улыбалась, глядя на своих детей. По лицо Клауса можно было понять, что он точно знал, о чем сейчас говорила Эстер. - Кстати, ты знал, Никлаус, что эта девушка снова человек? - Эстер задала свой вопрос ровно в тот момент, когда дверь дома скрипнула. Машинально, я задержал дыхание, совершенно запутавшись в ситуации и не понимая, что будет дальше. Эта семейка точно сумасшедшая. И я часть этой семьи.

+2

15

Самое главное проклятие их семьи, не вечная жизнь, не мать, пытающаяся их извести, а то, что слишком часто их надо защищать друг от друга. Фрея любила каждого из своих братьев, и ровно так же, как она сейчас защищала Финна от того, что бы Ник не бросился на него, ведьма будет защищать и остальных братьев, которые наследовали от  отца вспыльчивый характер. Хотя, Элайджа все же держал свою вспыльчивость в руках. Возможно, потому что ему, как и Фрее, была дорога семья. Всегда и навеки.
Удивительно было, что Ник еще не налетел на Эстер. Его характер был хуже, чем вся необузданная злость братьев, вместе взятых. Его характер был гремучей смесью, настолько, что даже заботу о семье он проявлял своим способом. Достаточно странным для понимания всех остальных.
Но больше всех досталось от Ника Финну. Если остальные просыпались периодически, то своего старшего брата Никлаус заколов и не выпускал из гроба. И это сломало Финна. Настолько, что он готов был умереть в первых рядах, лишь бы получить прощение и спокойствие. Не без подачи Эстер конечно. Та смогла извратить все, что только можно.

Никлаус стоял чуть впереди Фреи, будто готовясь принять первый удар на себя. Сложно сказать, замечали ли все остальные в семье эти мелочи, которыми Ник показывал свою любовь. Показывал то, в чем признаться ему всегда было сложно. Он никогда не скажет в открытую, как нужна ему семья, и как он ее любит. Но Фрея видела многое, относительно каждого брата. Видела и понимала, что для их семьи еще не все потерянно. Но каждый из них был до последнего готов стоять на своем, показывая зубы. Хотя, появление Хоуп сделало большой прорыв к единению. Волей неволей, но все стали ближе. И именно поэтому сегодня, в этом жалком местечке под названием Мистик Фоллс была только Фрея и Ник. Все, что они делают, это защищают семьи и племянницу.

Финн неспеша прошел мимо нее и гибрида и встал возле гроба. От чего сердце Фреи снова сжалось. Видеть его на стороне этой сумасшедшей было худшим испытанием. И осознание, того, что в попытке убить мать, Ник может причинить вред и брату, тревожили Фрею.
-Финн... почему же ты до сих пор с этой женщиной? Встань на нашу сторону, брат. В ее речах нет ни капли правды, - ведьма посмотрела на любимого брата с болью в глазах, после чего перевела взгляд на Эстер, чей поток слов не заканчивался, все больше и больше зля ведьму. Нет, она и вправду была удивленна, что Ник до сих пор ничего не сделал, впрочем, судя по выражению лица брата, когда тот увидел девушку, выходящую из дома, Эстер нашла точку воздействия на Ника.
-Довольно Эстер! - крикнула Фрея, которая уже была зла и устала от всего, что тут творилось. Прошептав что-то, девушка махнула рукой, и тело, в котором пребывала их матушка, отлетело куда-то в сторону.
-Я не привыкла к долгим родительским речам, - зло прошипела ведьма, продолжая идти в сторону, где была Эстер и вытянув руку, заклинанием вызывала в ее голове боль, - ты единственный монстр, что предала свою семью, отдала меня Далии, разлучила с семьей. Ты давно уже потеряла право беспокоить нас, - девушка опустила руку и посмотрела на ту, что звалась их матерью.
-Фрея, у меня не было выбора, - отозвалась Эстер, - я должна была тебя спасти, а теперь я вижу, что ты стала таким же чудовищем, как и твои братья, ты готова отдать жизнь за них. Что ж, я помогу тебе с этим,- ведьма усмехнулась и проделала тот же трюк с Фреей. С завидной силой влетев в ближайшее дерево и упав на землю, девушка закашлялась, но попыталась встать, встретившись в этот момент взглядом с Финном.А Эстер будто забыла про нее, продолжая обращаться к Нику и девушке, что появилась из дома, но до самой Фрее все слова доносились как из под воды. В конце концов, она хоть и была бессмертной, но тело у нее было человеческое.

+1

16

Находясь под защитой, было не страшно. Точно зная, что никто и притронуться к ней не сможет, Катерина стояла у окна и ловила каждый жест матери Майклсонов. Терпения не хватало, и она искренне подумала, что если все так и будет тянуться, она просто выйдет из дома, нарушая планы Эстер. Ей было плевать на то, что готовила женщина для своих детей. Все, чего она желала - лежало сейчас в гробу, и у нее, Елены, было всего несколько мгновений, чтобы попрощаться с жизнью. Только вот, она не могла этого сделать, так как спала беспробудным сном. Катерина была благодарна тому, кто сделал это с Гилберт. Она готова была расцеловать этого человека, пожать ему руку, а потом свернуть шею, чтобы не возникало соблазна вернуть двойника к жизни.
Ведьма открыла гроб, а Кэтрин едва удержалась от того, чтобы не вырваться наружу, сметая все на своем пути, стремясь избавить это мир от этой твари, что лежала в гробу. Все, что нужно, чтобы снова стать самой собой - сжечь эту девицу. И совершенно не важно, что Эстер потребует в качестве платы.
К счастью, Майклсон сделала этот жест, который был знаком. Дважды Катерину не надо было приглашать, она уже направлялась к выходу из дома. Замешкавшись на несколько секунд, девушка набрала полную грудь воздуха, открыла дверь и перешагнула через порог, все еще скрывающий ее от гостей. Ее взгляд встретился с встревоженным взглядом Финна, который, похоже, совсем потерял суть происходящего. Он смотрел на Елену, переводя взгляд на Катерину, и это заставило последнюю улыбаться. Искренне. Она чувствовала, что победила двойника, добилась своей цели и стала лучше, чем она. Хотя, она всегда была лучше, просто не все разделяли это мнение. Складывая руки на груди, она посмотрела на древнего гибрида. Она ненавидела этого мужчину за то, как он разрушил ее жизнь. Но в то же время она была благодарна за то, что он именно он дал ей возможность существовать вечно.  не сбеги она тогда, кто знает, где сейчас покоилось бы ее тело, и осталось бы от него хоть что-то, кроме праха?
Изящной походкой, отличающей ее от всех остальных двойников, она спустилась по ступенькам. Похоже, пока она мешкала, готовясь к выходу, тут произошло нечто интересное. Ей было жаль, что она пропустила момент, когда блондинка оказалась на земле. Но сейчас ее мало это волновало. Переступив через хрупкую на первый взгляд девушку, Кэтрин подошла к Эстер и Финну, стоящим около гроба. Она наклонилась к спящей девушке, всматриваясь в ее лицо. - Наконец-то, - она тихо выдохнула, получая удовольствие от происходящего. Ей нужно было всего лишь поджечь гроб, но она медлила, как обычно играя с Майклсонами в свою собственную игру. Выпрямившись, она развернулась на каблуках и посмотрела на гибрида. - Надеюсь, ты скучал, Никлаус, - она нагло улыбнулась. - Кэтрин! - Эстер была недовольна тем, что брюнетка медлила. Картинно закатив глаза, Пирс забрала из рук ведьмы зажигалку и поднесла ее к гробу, подготовленному к торжественному сожжению, а потому резко пахнущему бензином. Огонь вспыхнул слишком быстро. И Кэтрин улыбнулась, наблюдая, как языки пламени расползаются по лакированной поверхности. Теперь она действительно была единственной и неповторимой.

+2

17

Его мамочка - идеальный пример плохого родителя. Таких, как она еще нужно поискать, и шанс обнаружить - фактически сводится к нулю. Эстер Майклсон, женщина, что врала с самого первого мига, сейчас стояла перед ними. неужели в её уродливую голову не закрадывались мысли о том, что не отрекись она от магии когда-то, не пришлось бы отдавать дочь Далии, не пришлось бы врать мужу, детям. Хотя, дальше - хуже. Она умудрилась подарить своим детям вечную жизнь, а через пару сотен лет резко одумалась, когда вдруг решила, что это зло. Женщины, конечно, крайне непостоянные существа, но Эстер - была вершиной непостоянства. И, если их отец, обманутый женой, почил с миром и не пытался выбраться наружу, то их дражайшая матушка пошла дальше - раз за разом возвращалась, в надежд добить своих детей. Нужно отдать должное её стремлениям, однако, никого, кроме Финна, она с собой в могилу так и не забрала. Кажется, пора успокоиться, но нет, вот она снова стоит перед своими детьми. Наверняка, ей жаль, что прибыли лишь двое. А вот Никлаус был рад, что скрыл от семьи поездку в Мистик-Фоллс.
Он прекрасно видел, как Финн игнорировал все, что ему говорили про мать. Эта черта его брата была самой ужасной и мерзкой во всем его характере. Клаус готов был прибить брата, в надежде, что воскреснув, он перестанет страдать по маменьке, что рушит его жизнь. Впрочем, вопрос с братом можно будет решить позже - вряд ли он надеется умереть вслед за всеми Майклсонами. А, если и надеется, то вряд ли мама даст ему такую возможность. Держать при себе столь верного слугу - явно льстит стерве, что звалась их матерью.
Тихий стук каблуков. Никлаусу не требовалось оборачиваться - за этими шагами он следил пятьсот лет, и узнал бы их, находясь в самом страшном бреду. И сейчас эти шаги удивили. Он смотрел на дверь и не верил своим глазам. Кажется, он стоял как статуя. Мисс Пирс собственной персоной. Клаус успел заметить краем глаза, как его мать откинула Фрею. Дикая злость, что закипала в нем к матери, вырвалась наружу и в мгновение сока он оказался подле сестры, помогая ей подняться и осматривая - от таких полетов даже вампирам становится дурно, а его сестра могла сломать кости, и это было меньшее из зол. Клаус помог ей встать, придерживая. -Ты как? Тише.. Клаус видел, что Фрее сложно устоять на собственных ногах, поэтому он осторожно вернул её на землю, благо трава в этом городе оказалась сухой. Оглядев Фрею, он не смог понять, насколько сильно она ранена, но внешних повреждений и крови он не обнаружил, поэтому поднял голову, следя за Кэтрин, что приблизилась к гробу.
-Скучать по тебе? Я был рад узнать, что ты умерла! Клаус злился, и слушал дыхание Фреи - оно постепенно становилось ровнее, что давало ему шанс отойти от сестры - кажется, ей повезло отделаться небольшими ушибами и легким сотрясением. Все это излечится быстро, а пока.. -Ты вернула её. Две сучки спелись в загробном мире, чтобы вернуться и еще немного насладиться лучами солнца. Клаус медленно приближался к матери, которая, казалось, игнорировала его слова. -Ты постоянно пытаешься уничтожить нас. Надеюсь, тебе надоест! Клаус видел, как Эстер открывала рот, собираясь ответить, но он не собирался слушать то, что скажет эта дрянь. единственной мыслью в его голове была надежда, что Финн не успеет ничего предпринять. Горящий гроб не привлекал внимание - "подарок" матери был глупым. Ему было плевать на то, что случиться с Гилберт. Доли секунды разделяли его от матери, и спустя их, он оказался рядом, зло смотря прямо в глаза той, что породила его. -Сдохни, наконец, навсегда, мама. Последнее слово он сказал, вкладывая в него всю ненависть, что скрывалась внутри его души. Громкий хруст разрываемой плоти и ломающихся костей, а через миг безвольное тело падает подле гибрида, в руках которого сердце Эстер. -не смей возвращаться. Клаус сдавил сердце, превращая его в жалкую массу и откинул в сторону, оборачиваясь к Финну и Кэтрин.
-Мне плевать, что вы хотели сделать, Финн. Твоя семья планирует жить. Клаус хотел обернуться, одарить Кэтрин взглядом, полным эмоций, но лишь скупо глянул на девушку. Он знал, что от нее легко не отделаться. А убить её сейчас - скучно. Впрочем, он сделал шаг к ней, словно намереваясь повторить все то, что только что сделал с матерью. -С возвращением, Катерина.

+2

18

Некоторое время я молча переводил взгляд с одной девушки на другую. Одинаковые. Только у моей новой, живой знакомой была совершенно другая прическа. Впрочем мирно спящая девушка меня не волновала. Совсем. Мне хотелось поскорее разобраться в происходящем, а потом уже задавать вопросы. Наконец, вспомнив, что я должен был вообще делать, я прочитал небольшое заклинание, которое должно было временно оградить гроб и брюнетку, ту, что ходила своими ногами, а не лежала на белой подушечке. Если мама не ошиблась, то Майклсон попробует остановить церемонию. Спасти девушку, что, к слову, было совсем не в духе Никлауса. Он манипулировал, убивал, наказывал, но не спасал. Именно это зарождало в душе моей сомнения насчет плана матери. Я сомневался в том, что у нее хоть что-то получится, но, тем не менее, покорно молчал, ожидая следующих указаний.
По идее, я должен был защитить мать. Но Фрея... Милая Фрея, которую я потерял тысячу лет назад. Рука просто не поднималась сделать что-то против нее. Я стоял как завороженный, как будто просто наблюдал за сценой, что развернулась передо мной. Я был уверен, что Эстер сама защитит себя, и сейчас, видя как ее тело отлетает в сторону мое лицо даже не дрогнуло. Фрея была сильна. Впрочем, я убедился в этом в то время, когда был запечатан в ее кулоне. Сейчас же она не прибегала к помощи, не просила поделиться силой, она справлялась сама. И, что и говорить, у нее отлично получалось. Пока мать не отплатила ей той же монетой. С силой сжать зубы, чтобы не подбежать к сестре, помогая подняться на ноги. Казалось, что прошла целая вечность, пока я пытался сдержать порыв, рвущийся из души. Но за меня уже все сделал Никлаус, шокированный появлением брюнетки, но все равно заботливо помогающий Фрее встать.
Все становилось на свои места, когда незнакомка обратилась к моему брату. Что бы она не значила в жизни Майклсона, Эстер явно хотела использовать это против него. Информация, которой все-таки поделилась со мной моя мать была ничтожно мала, да и я не до конца понимал, что особенного в крови незнакомки. Планировал спросить об этом позднее, но Клаус безжалостно вырвал сердце Эстер, показывая монстра, что жил в его душе. Гроб вместе с девушкой исчезал в пламени, оставляя о ней только память. Когда Никлаус приблизился к брюнетке, я не волновался за ее жизнь, а одного взгляда на меняющееся лицо девушки хватило, чтобы понять, что Эстер сдержала обещание, данное брюнетке. Катерине, как назвал ее мой брат. Темные венки выступили под ее глазами, а глаза потемнели. Ровно на пару мгновений, но я догадывался, что сейчас она ликовала. Я не боялся своего брата. И был точно уверен в том, что у него не получится добраться до брюнетки. Но стоило страху мелькнуть в ее глазах, и я, как запрограммированный, сворачиваю брату шею, наблюдая, как его тело падает на землю. Занести его в дом не составляет никакого труда. Положив его посреди комнаты, в которой еще совсем недавно проводила свое время Катерина, я советую девушке убираться, дабы избежать гнева древнего гибрида. Получив категоричный отказ, я лишь пожал плечами, напомнив брюнетке о заклинании защиты, подхватил сестру под руку и вывел прочь из комнаты, чтобы найти место, где мы могли бы поговорить.

0

19

Не стоило ожидать, что Эстер оставит выходку Фреи без ответа. А потому, ведьма не сильно удивилась своему полету в ближайшие деревья. Мимо прошла брюнетка, практически переступив через Фрею. Про себя ведьма отметила, что с ней она еще поговорит об этом. Но сейчас ей было достаточно больно, что бы что-то сказать Катерине.
-Все в порядке, Ник, - негромко отозвалась Фрея и попыталась улыбнуться. Получилось слабо, впрочем, как и стоять на своих ногах. Мысленно поблагодарив брата, что помог опуститься на землю, блондинка посмотрела на Финна. Нет, она не винила его, что он все еще подле Эстер. Та успешно пустила корни во все сознание своего сына. Но тем не менее, Фреи было обидно за него. Впрочем, в его взгляде она видела, что Финн переживает за сестру.
Между тем, Никлаус в очередной раз отправил Эстер на тот свет, и Фрея мысленно надеялась, что на этот раз та уже не вернется. Ну сколько можно выбираться в мир живых, ради истребления семьи?

-Финн, нет! - из последних сил крикнула Фрея, когда тот свернул Никлаусу шею. Резко встав, ведьма практически сразу пожалела об этом. В глазах резко потемнело на секунду, а голова закружилась. Схватиться Фрее было не за что, и она снова упала на траву. Полет, организованный для нее Эстер, все же был слишком сильным, что бы блондинка оправилась быстро.
Спустя некоторое время, Фрея почувствовала руки Финна, помогающие ей подняться.
-Финн... - почти шепотом произнесла девушка, позволяя себя куда-то вести.
Оказавшись в комнате, она облокотилась на подоконник и глубоко вздохнув, прочитала заклинание. Боль медленно стала уходить, позволяя собраться с мыслями и вздохнуть поглубже. Стало легче, но от синяков и ссадин заклинание ее точно не спасло. А значит скоро это начнет доставлять неудобство.
-Брат мой, - девушка чуть улыбнулась и посмотрела Финну в глазах. Проскользила взглядом по его чертам. Сейчас перед ней был ее брат, в своем теле. И они наконец-то могли поговорить обо всем, что до сих пор волновало их и о чем они молчали.

0


Вы здесь » TVD&TO:FINAL FIGHT » Live Through This » о.1 Let's kill Gilbert


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC