TVD&TO:FINAL FIGHT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TVD&TO:FINAL FIGHT » Days of Future Past » Предложение, от которого нельзя отказаться


Предложение, от которого нельзя отказаться

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s7.uploads.ru/ZN4tn.png

Предложение, от которого нельзя отказаться
участники: Niklaus Mikaelson, Jonathan McKane
дата: около 5-6 лет назад, Мистик-Фоллс, полнолуние

Краткое описание сюжета
Джон, так или иначе варящийся в сверхъестественном котле города под названием Мистик-Фоллс, умудрился привлечь внимания Первородного гибрида, Никлауса Майклсона, который начал искать оборотней, дабы превратить их в гибридов, создать свою собственную расу. Для него не было проблемой узнать все об этом парне. Он узнал, что его семья имеет богатую историю, но самым интересным был факт, что ген оборотня передается по мужской линии. И Клаус решил сделать так, чтобы Джон стал одним из гибридов. Но никто не говорил, что это будет приятно...

0

2

Тысяча лет, способная свести с ума любого. Он провел её, ища сначала свою сущность,затем Катерину и сущность. Кажется, он был обречен на поиски. Видимо, поэтом, стоило ему обрести себя, как оказалось, чот теперь ему нужно найти гибридов, а после обращения дать кровь мерзавки Гилберт, которую спасли Сальваторе. Он все еще не понимал, как и почему не уничтожил братьев, которых ненавидел. Мало того, что они спасли тупую девчонку, так еще имели виды на Катерину, что в 1864-ом была в этом захудалом городишке. Все пути ведут сюда, да, моя милая? Он усмехнулся. Рожденный там, где сейчас был город, он знал каждый дюйм местности, которая не так сильно изменилась, как можно было бы подумать.
Никлаус нуждался в оборотнях, готовых присягнуть ему на верность, и одним из них должен был стать Джон, который привлек внимание древнего своей родословной. Кажется, жалкий архив основателей городка хранил слишком много информации о жителях. Узнать о том, что МакКейн - оборотень, который еще не активировал свой ген - проще не бывало. Он знал каждого, кого мог сделать своим рекрутом, так отчего же Джону не стать первому в рядах?
Легкая ухмылка касалась его губ, когда он внушал мужчинам в баре, что если он прикажет - стоитлюбым способом по очереди или вместе провоцировать мужчину. Умереть, но сделать его оборотнем. Ему было плевать, сколько людей пострадает при этом =пусть вымрет весь бар, весь город. Он нуждался в этом оборотне. И он получит его, даже если тот считает себя отдалившемся от всего, что происходит вокруг.
Накурено. Он никогда не любил жалкие забегаловки городка. Поэтому нахмурился и проршел сразу к стойке бара. Все, кто был здесь, давно были под его внушением - кто-то готов напасть на Джона, кто-то будет молча наблюдать, а кто-то покинет заведение, не вспомнив, что увидел. Гибрид снова предусмотрел все.
-Виски. Раз ничего более достойного в этом городе нет. Клаус сел рядом, и старательно изучал бар, который видел ни раз. А затем повернулся к Джону, словно случайно заметив его. -Привет. Кажется, ты явно местный, и способен мне помочь. Он наблюдал за парнем, а после, как любил это делать, стал манипулировать всем, что имел. И карт в рукаве у него было много. -У меня есть шикарное предложение, при котором ты выигрываешь. Клаус презрительно оглядел бар, сделал глоток заказанной выпивки и поморщился. -Покидаешь этот убогий бар, этот город, получаешь полную свободу и отправляешься в путешествие по миру, полостью оплаченной на всю твою жизнь вперед.
Он вопросительно посмотрел на мужчину, который явно не был рад подобной беседе. И, судя по виду, вообще собирается уйти. -Отметина на твоем теле. Я могу тебе о ней рассказать. Клаус бросил это, как бы между прочим. Допивая свой виски и заказывая новую порцию. Он тихо слушал, как среагирует сидящий рядом. Он все надеялся, что не придется убеждать силой присоединиться к нему. Стать кем-то большим, чем "парень из захолустья". И он ждал реакции, словно приговора. Хотя прекрасно видел оба пути развития событий.

0

3

Что я делаю в этом баре? Наверное, хочу забыться, хотя мог бы сделать это и дома, перед камином, взяв с собой около трех-четырех бутылок чего покрепче, чтобы точно снесло башню. Но нет. Я пришел в бар. Наверное, мне всё-таки важно быть среди людей. Убеждать самого себя, что я не превращаюсь в алкоголика, которому ничего не стоит выпить в гордом одиночестве. Я не хочу становиться таким, но только так можно вырубить свой мозг и не думать о том, что происходит в этом городе. Я все это замечаю. С тех пор, как ко мне пришла эта... Кэтрин и потребовала книгу моей бабушки, я не могу не замечать. Словно мои глаза специально ищут что-то, что выходит из ряда вон, что не может быть обычным. И вот не знаю, хорошо это или же плохо.
Но мои размышления относительно сверхъестественного, что творится в этом городе, были прерваны мужчиной, что присел рядом со мной. В этот момент я наливал себе из бутылки очередной бокал бурбона. Когда он обратился ко мне, я как раз поставил бутылку на стойку и посмотрел на него, взяв в руку бокал. Но не успел я сказать ни слова, как он начал говорить... ну, я бы с радостью отнес это в разряд бреда. Сделал мне предложение, весьма странное. Видимо, он действительно новенький, раз не знает обо мне. Но ладно, я слишком раздуваю мнение о себе. Я всего лишь богатенький сынок успешного оружейного магната. И за это меня многие не любят. Усмехнувшись и отпив из своего бокала, я произнес:
- Не обижайся, но у меня достаточно средств, чтобы устроить себе путешествие и быть обеспеченным до конца жизни, - и осушил бокал до конца. Даже если он новенький, он ведет себя... странно, слишком странно. Бросается странными предложениями, смотрит так, словно я уже согласился. И это... меня напрягает. Но вот когда он сказал о родинке, что покоится на моем плече... Мое желание уходить улетучилось за пару секунд. Я повернулся к нему, наливая себе еще бокал бурбона, и сказал:
- Что ты знаешь об этой отметине? - мои знания о том, что это обрывались на словах матери. Что это знак принадлежности к стае. Но что за стая, какая она и о чем она вообще я не знаю. Она не успела сообщить мне подробности, смерть забрала её в свои объятия. А я остался с большим количеством вопросов, на которые нет ответов. Знаю лишь, что это как-то связано с моим биологическим отцом. На этом мои знания заканчиваются.

0

4

Он никогда не любил долгие беседы - Клаус предпочитал действия, даже тогда, когда они были слишком резкими и необдуманными до конца. Он постоянно действовал, чем выводил из себя не только окружающих, но даже свою семью, видимо, не особо готовую к тому, что он не любил ждать. Никлаус привык получать все и сразу, желательно в полном объеме, да еще покрытую красивой ленточкой, для полной радости бытия. И сейчас он говорил в лоб, не особо задумываясь о том, что мог спугнуть парня, что еще не стал оборотнем, но мог стать им в любую минуту, по щелчку пальцев гибрида, который желал заполучить такого члена своей стаи. Он так много слышал о стае полумесяца, что сейчас с радостью принял бы к себе её члена. Пока кто-то не утащил его в дебри непонимания, отрицания и явного неуважения к древним вампирам.
-Я знаю достаточно, чтобы удовлетворить твоё любопытство, которое, как я думаю, чрезмерно, Джонатан. Он усмехнулся. Клаус превосходил его знаниями, поэтому, сейчас он спокойно называл его по имени, не давая и доли шанс спокойно окончить свою игру. Он усмехнулся, наблюдая за изменениями в лице будущего гибрида. Он вздохнул и повернулся лицом к парню. -Я Никлаус Майклсон, и у меня есть действительно интересное предложение. Ты получишь ответы на любые вопросы, которые сейчас появились в твоей голове, но для этого тебе придется сделать всего лишь две вещи - убить человека и временно, но умереть самому.
Его предложение сейчас не звучало занимательно, но он этого и не добивался. Он просто желал заинтересовать парня - а уж когда тот получит ответы - до или после своего обращения, это уже вопрос второй и, далеко не самый интересный на повестке дня. Конечно, он мог развести паренька, заставить его пойти и убить Сальваторе, но, как он опасался, убийство мертвого существа вряд ли могло активировать ген. Ему было важно, чтобы Джонатан убил человека. В идеале - ничего не значащего. Иначе придется долго и упорно убеждать, а после просто разыграть все так, как он хотел сначала - жестоко, как он привык.
-Итак, что ты готов поставить на карту, чтобы узнать всю правду? Никлаус выпил очередной стакан виски и оттолкнул пустое стекло - травиться тем, что подавали в забегаловке этого ужасного городка он не желал, посему просто ждал ответа, тихо и мирно смотряна окружающих его людей, готовых по первому щелчку пальцев напасть и сделать все, чтобы Джонатан стал волком. А дальше вопрос техники, которую древнему не нужно было отрабатывать - чуть подождать и убить, предварительно напоив кровью. Спасибо глупой Гилберт, её крови у него было достаточно, чтобы собрать небольшую армию гибридов. А затем он вернется, чтобы получить еще. Снова и снова. Пока через семьдесят лет эта ужасная копия прекрасной женщины не канет в лету.

0

5

- Он еще и знает меня... - пронеслось в моей голове, когда я услышал его обращение ко мне. Ситуация стала еще более странной, потому что просто по его взгляду было понятно, что он не пытается меня надуть. Он что-то знает о отметке на моем плече. Он знает, что она значит, с чем связана. И, видимо, он может рассказать мне о том, что я хочу знать. А затем он представился и... обозначил условия получения ответов на мои вопросы. Сначала я подумал, что он пошутил, и усмехнулся, отпивая еще бурбона из бокала. Но стоило мне еще раз посмотреть на его лицо, заглянуть в глаза, как становилось понятно, что он не пошутил.
- Ты серьезно? В баре, полном народу, ты просишь меня убить кого-то? - произнес я, сохраняя на лице серьезное выражение. Его предложение, точнее, конец его... Временно умереть... Всё это слишком сильно смахивало на то, как обращаются вампиры, точнее, как ими становятся. Вот только первая часть его просьбы как-то не вяжется с этим фактом. Зачем кого-то убивать, чтобы затем временно умереть? Но мне ясно, что передо мной далеко не обычный человек. Никлаус Майклсон... Странное имя, признаться честно. Отдает... стариной, что ли. В любом случае, мне не нравилось его предложение. Я бы хотел стать вампиром, без сомнений. С недавних пор мне и правда этого хочется. Быть быстрее, сильнее, ловчее, просто лучше обычных людей... Это очень заманчивая перспектива, если уж говорить начистоту. Я не знаю, в какой момент времени я начал думать об этом. Но теперь я все чаще об этом задумываюсь. Но Никлаус снова отвлек меня от моих мыслей, задав очередной вопрос. Ему нужен ответ на вопрос. Он у меня есть. Но что-то мне подсказывает, что он явно ожидает от меня чего-то иного.
- Не могу сказать, что ты меня не заинтриговал. Но... ради ответов на вопросы я не готов кого-то убить. Зачем мне убивать кого-то ради того, чтобы ты обратил меня в вампира? - раз уж он говорит в лоб, то и я последую его примеру. Я знаю, что злить вампира чревато очень плохими последствиями. Но я не стану прогибаться перед ними просто потому, что они сильнее. Суждено умереть - значит, такова судьба. Я не смогу этому помешать. Но ему от меня явно что-то нужно. А значит, я еще поживу.

0

6

-Угу. Он спокойно кивнул, так как для него убийство одного ради цели - жалкая участь умершего, но не повод устраивать скандал и панику, словно кисельная барышня. И гибрид это знал также точно, как то, что желает получить этого мужчину в свои союзники. С его родословной, это было как выиграть лучший приз из представленных на аукционе.
-Я не говорил о том, что ты станешь вампиром. Ты станешь кем-то большим, чем жалкие вампиры, что наполнили этот город. Они будут бояться приблизиться к тебе. Никлаус усмехнулся и со вздохом продолжил, словно и не слышал попыток отказа. -Тебе не придется обращаться в полнолуние, повинуясь природе. Ты сможешь пользоваться своей волчьей половиной тогда, когда тебе вздумается. Я освобожу тебя от рабства луны.
Клаус вопросительно посмотрел. Словно ждал, что сейчас Джон встанет и пойдет убивать всех вокруг, дабы достигнуть просветления. Конечно, надеется на то, что это произойдет было крайне глупо, но гибрид всегда давал маленький шанс выбора. Почти всегда.
-Ох, какие же в этом городе люди! Вы не в состоянии получить желаемое, но кисните.. в этом баре! Клаус махнул рукой и заказал еще стакан виски, а после щелкнул пальцами, призывая всех и каждого в баре. -Ты мне спасибо скажешь. Он усмехнулся, наблюдая, как с десяток рослых качков приближались к Джонатану. А сам спокойно сидел на месте, ожидая, когда тот исполнит его желание. Станет тем, кем так желал его видеть гибрид, что спокойно попивал отвратительный виски в ожидании чудес.
-Твоя стая - слишком слабые существа, и, не исключаю, что ты получишь свои ответы сразу, как поймешь, какой дар я тебе принес на блюдце. Прости, забыл обернуть в подарочную ленту.
Гибрид хмыкнул и чуть-чуть отстранился от происходящего - ему не хотелось получать в морду от парня, что сейчас явно не понимал и раздражался. Впрочем, какая разница? Оставались считанные минуты, и этот парень обратиться в волка. А на следующее утро его найдет Клаус, напоит кровью и убьет. Лишь для того, чтобы подарить ему новую жизнь.

0

7

Видимо, вампирам свойственно высокомерие. И нежелание учитывать фактор человеческой жизни. Я не могу этого утверждать, но когда я вижу уже второго вампира, который без проблем готов забрать чью-то жизнь, даже не поморщившись от самого факта... Так или иначе делаешь выводы. Но вот то, что он начал говорить мне дальше... Опять же, смотря на его лицо и ему в глаза, так или иначе убеждаюсь в том, что он говорит вполне серьезно. То, что он предлагает мне стать чем-то большим, чем просто вампир. Предлагает стать тем, кого вампиры будут бояться. А еще он сказал об обращение в полнолуние, о волчьей сущности. Я далеко не дурак. Строки из дневника сами появлялись в моей голове, и я понимал, что он говорит об оборотнях.
- Господи, да кто же ты такой? - пронеслось в моей голове, пока я смотрел на него. Я не понимал, чего он от меня хочет? Я простой человек, знающий о теневой стороне этого мира. Но он хочет, чтобы я кого-то убил, чтобы в итоге стать чем-то большим, чем даже вампиры. Признаться честно... Часть меня была заинтересована в подобном предложении. Мне кажется, мало кто не стал бы рассматривать предложение, в котором тебе буквально предлагают власть. Но другая часть меня противилась. Не хотела становиться убийцей.
Когда он обвинил людей в том, что мы не способны пойти за мечтой, а лишь киснуть в этом баре, и сказал, что я поблагодарю его... Я впал в ступор на несколько секунд. Но когда услышал звук отодвигающихся стульев и хруст костяшек... Понял, что вляпался. Знаменитое вампирское внушение.
- Ну... Дьявол, - пронеслось в моей голове. Видимо, я пришел прямиком в расставленную Никлаусом Майклсоном ловушку. Сам того не подозревая.
- Что, черт подери, означает "моя стая"? Ты просишь от меня убить кого-то, но не даешь никаких объяснений, лишь туманные подсказки... - я не успел договорить, потому что меня схватили за плечо и развернули на сто восемьдесят градусов, и сразу же влепили кулаком по лицу. Я отшатнулся, но в себя пришел достаточно быстро. И увидел, что на меня идет как минимум человек десять.
- Черт... - пронеслось в моей голове, и сразу же один из парней пошел в атаку, замахиваясь на меня. Я перехватил его руку и направил в сторону, заставляя его по инерции двигаться дальше, и едва успел остановить руку второго. Правда, эффекта это не возымело, потому что мне тут же прилетело ботинком в живот, и от этого подлого и неожиданного удара я упал на пол бара. Дыхание перехватило, но я попытался встать на ноги, найдя опору в столике. Я начинал злиться. Почувствовал клокочущий огонек в районе сердца. Я знаю, что Никлаус пытается заставить меня убить кого-то. Понимаю. Но я не в ладах со своим гневом. Я совершенно не способен остановить себя, когда выхожу из себя. Вообще. Это невозможно контролировать. Словно я отключаюсь, а мне на замену приходит кто-то другой. Кто-то, в ком нет ни капли сожаления, ни капли сострадания. Жестокий, беспринципный, мстительный. Ему не чуждо причинять боль, не чуждо наслаждаться страданиями... Я не знаю, почему я становлюсь таким.
Удар за ударом, я старался уходить, прикрываться, защищаться, но они все наседали. И когда к бою присоединились еще двое и нанесли мне еще несколько болезненных ударов... Я полностью потерял над собой контроль. Больше не было меня. Кто-то другой. И он быстро оттолкнул трех напиравших парней массой моего тела, а того, кто упал рядом со стойкой, схватил и стал с чувством, силой и наслаждением бить головой об стойку. Когда послышался звук ломающихся костей, звук сочащейся крови... Все закончилось. Я пришел в себя так же, как отключился. Нападавшие остановились, словно достигли того, чего хотели. А мне стало дурно. Стало ломить грудь, все тело словно сковало и поразило огнем. Я не мог видеть, но мои глаза стали янтарно-золотыми, которыми я и посмотрел на Никлауса. Когда эта боль ушла, на смену ей пришла другая. В сотни раз сильнее, потому что у меня буквально сломалась кость. По крайней мере, по ощущениям было именно так. Когда сломалась вторая, я посмотрел на Никлауса, и сквозь рычание, за которым скрывал боль, я спросил:
- Что ты со мной сделал?! - и закричал от новой вспышки боли.

0

8

-Потому что туманные подсказки - это именно то, что тебе сейчас необходимо. Никлаус был неумолим. Он не собирался просто брать и раскрывать все карты, пока не получит в лице Джонатана оборотня. Зачем рассказывать ему все, если можно просто взять, да заставить его стать тем, кем он обязан был стать? Клаус не любил долгие беседы, он любил действия. Поэтому он поступал именно так. Ухмылялся и повелевал чужими жизнями. Впрочем, он поступил очень вежливо, внушив всем остановиться, как только цель - один труп - будет достигнута.
-Никогда не отказывай предложениям древних, Джонатан. Клаус залпом осушил стакан с виски, и фыркнул - большей гадости он никогда не пробовал, все его естество требовало чего-то более вкусного, нужного и достойного древнего гибрида. Он получит это, спустя пару часов. А пока что ему хотелось проконтролировать, что главная цель вечера будет достигнута. После можно спокойно провести вечер, не задумываясь ни о чем. До утра Джонатан будет рассекать местные леса в облике зверя, а вот утром к нему явится сам Никлаус, не давая права на размышления. Убьет, получит гибрида, объяснит ему, какой подарок преподнес, а затем спокойно будет продолжать собирать свою армию, достойную короля. Он даже расскажет ему все, что знает о стае полумесяца, и это поможет ему доказать Джонатану, что быть простым волком - слишком бессмысленно, он обязан быть кем-то большим, чем прислужливая луне собака.
Он отлично дрался для парня, что не собирался активировать свою волчью сторону. И это радовало Клауса - получить столь сильного волка в свои ряды - очень хорошее приобретение. И гибрид ликовал, буквально любуясь происходящим. Кажется, он действительно не мог удержаться, чтобы не ухмыляться тому, что творил МакКейн.
Дикий хруст, кровь - мертвое тело парня падает на пол, когда Клаус уже начал скучать, наблюдая. И новый хруст костей - первое обращение самое болезненное, самое бесконтрольное. Но ему было плевать - даже если Джон решит напасть на него, он останется цел, а вот Джон может поспать всю ночь, не успев насладиться волчьей маской.
-Я? Клаус хмыкнул, приближаясь к страдающему теперь юноше. -Я подарил тебе билет из Мистик-Фоллс. Билет, который не стоил тебе и гроша, Джон. новый треск костей и тихие шаги древнего к выходу. Он не собирался наблюдать за обращением - он знает, как сильна эта боль, когда каждая клеточка тела жаждет смерти. Когда каждая кость ломается и меняется. Эта адская боль мешала сосредоточиться, лишала разума. Он помнил. И знал, что именно это испытывает Джон. Жалкая плата за новую жизнь. -Когда проснешься, найдешь Никлауса Майклсона. И получишь все ответы. Клаус хлопнул дверью, отправляясь гулять, все еще слыша, как в грящном баре ломаются кости парня, впервые обращающегося в волка.

0

9

Единственное, что я услышал из слов Никлауса, так это слова о том, что он подарил мне билет из Мистик-Фоллс задаром, и что после пробуждения я буду должен найти его, если захочу получить ответы. Но эти мысли, пусть и отложившиеся в моей голове, потонули в агонии и боли, что сковывала всё мое тело. Мои кости буквально ломались, каждая клеточка тела горела словно в огне, как будто я попал прямиком в преисподнюю, прямиком в котел, где буду вариться до конца времен. Но я осознавал, что я все еще в подлунном мире, в реальности. Я не заметил, как Майклсон покинул бар. Но его уже не было, а окружающие словно не замечали меня. Словно меня вообще здесь нет. Единственный плюс - здесь нет камер, и никто ничего не увидит и не узнает. Когда сломалась очередная кость, мозг, постепенно парализуемый болью, выдал мне строчки из дневника, касающиеся оборотней. И я понял, во что Никлаус захотел превратить меня сначала. В волка. Вот зачем убийство невинного человека. Чтобы активировать проклятие оборотня. Чтобы каждое полнолуние я превращался в волка путем страшной перестройки собственного организма. Но если я правильно запомнил, не это его конечная цель. Но это сейчас не важно. Важно то, что мне больно. Просто до невозможности больно.
Не знаю как я смог себя заставить подняться, но каким-то образом мне удалось собрать остатки сил в кулак и встать на ноги. Я не могу здесь оставаться. Не в баре, где полно народу. Если мой предок с его неполными сведениями об оборотнях прав... Мне лучше не быть в людных местах. И я пошел. Иногда срывался на бег, до тех пор, пока очередная кость не ломалась в моем теле. Радовало одно - бар не зря назывался захолустным. Он находился около границы города, так сказать первая достопримечательность, чуть ли не самый старый бар Мистик-Фоллс. И это плюс потому, что лес был совсем недалеко. Мне лишь остается лишь надеяться, что там не будет людей. Взглянув на небо, я понял, почему стал обращаться сразу же. Полная Луна. Она уже налилась, и время далеко не раннее. Похоже, Майклсон рассчитал все, до последней мелочи.
Я не помню, сколько прошло времени. Чем больше ломались кости, тем больше я терял себя. Я помню лишь, что углубился в лес достаточно, чтобы никого не прикончить, пока буду на четырех лапах. Все остальное... в тумане, словно это был не я.
Когда я очнулся, уже рассвело. Точнее, рассветало, потому что солнце еще не покинуло линию горизонта. Я проснулся на голой земли, и сам был абсолютно гол.
- Черт... - пронеслось в моей голове, когда я наконец поднялся на ноги. Все тело болит. Словно каждая клеточка сигналит о ноющей боли. Но я уже пережил полнолуние. С этой болью как-нибудь управлюсь.
Спустя несколько часов, когда я добрался до дома, едва не попавшись на глаза полиции, помывшись и перекусив, я нашел адрес особняка Майклсонов. Мне нужны были ответы. Но еще больше мне хотелось другого. И когда я остановил машину возле дома Никлауса, когда на мой стук наконец откликнулись и передо мной предстал сам Никлаус Майклсон... Я не стал сдерживаться. Я от всей души и со всей силы двинул ему по лицу.
- Ты хоть представляешь, что я пережил, высокомерный ублюдок?! - крикнул я ему в лицо. Наплевать кто тут еще. Наплевать, что он сильнее меня в десять раз. Выместить агрессию я могу. Заслуживаю этого права.

0

10

-А тебе все никак не успокоиться, мой милый братец. Ты заставил парня стать тем, кем он, скорее всего, не желал становиться. Это так.. эгоистично, Никлаус. Звонкий голос Ребекки поймал его с самого утра, мешая сосредоточиться на чашке кофе и своих мыслях. Если и был в сестре мину, почти столь же ужасный, как влюбчивость, так это была болтливость, которая просто сводила с ума. Он так хотел просто стереть её голос из головы, но не мог. Кинжал с пеплом были слишком далеко. А Бекка была столь счастлива, что он не мог не подарить ей время жизни. Впрочем, если она продолжит в том же духе, ему придется свернуть ей шею, чтобы хоть на время включить тишину.
-Наш брат часто думает дальше, чем нам кажется. Мягкий голос Элайджи заставил гибрида вздохнуть. -Какая разница? Если вы увидите лишь итог моих трудов. Клаус поднялся, направившись к выходу - он прекрасно слышал шаги Джона за дверью, и не собирался заставлять ждать того, кто еще вчера не грезил стать оборотнем.
Удар по лицу был крайне неожиданностью, поэтому он даже опешил. Скорее всего, бедный волк не знал, с кем связался и что ждет его за подобный поступок, иначе он вряд ли бы стал бить самого Никлауса.
Щека горела от удара, которого он не ожидал, а гнев закипал в гибриде быстрее, чем чайник на плите в доме. -Надеюсь, ты успокоился. Гибрид схватил Джона за руку, выворачивая её и ломая запястье - кости заживут за пару часов, а Джон должен сразу понимать, что можно, а что нельзя делать с Никлаусом.
-Если ты осмелишься еще раз напасть, ты лишишься руки. И вряд ли она прирастет так быстро, как срастаются кости в твоей руке. Все понял? Никлаус сделал шаг в сторону. -Входи. Ты же хотел получить ответы. Спокойная речь гарантировала пришедшему, что он не упмрет в этом доме. По крайней мере, не умрет навсегда. Из глубины дома уже слышались шаги сестры, что сбегала через заднюю дверь, не желая слышать, как развлекается её брат. А вот Элайджа, кажется, готов был остаться и послушать, как поступит Никлаус.
Древний прошел в гостиную и сел в кресло, указывая, что Джонатан может поступить точно также. Даже если он не хочет. Клаус словно демонстрировал свою силу перед этим юнцом.

0

11

Когда мне сломали руку, гнев немного отступил. Я понимаю, что он сильнее меня. В разы сильнее, он может переломить меня как веточку и даже не напрячься от этого. Но он обрек меня на то, что я пережил сегодня на ночью. Из-за него я убил человека, пусть даже об этом никто не узнает. Это буду знать я. Но ему... Ему на это вообще наплевать, если так посмотреть. Хотя чего можно ожидать от того, кто бессмертен и у кого есть сила сотни людей? Высокомерие так или иначе прилагается, идет в комплекте с сущностью вампира. Кто-то поддается ей, кто-то нет. Но Никлаус Майклсон, видимо, поддался.
- Понял, - произнес я, держась за сломанную руку и видя, как он отступает немного в сторону, приглашая меня войти. И правда. Я сюда пришел исключительно ради ответов на вопросы. Он обещал их дать, когда все закончится. И раз уж я пережил превращение в волка и добрался сюда... Он должен ответить на мои вопросы. А их, если честно, накопилось достаточно. Правда, меня еще до сих пор немного потряхивает от того, что произошло ночью, но... Правда для меня куда важнее моего физического состояния. Я понял, что пережил Ад вчера ночью. Каждая кость в моем теле сломалась, каждая клеточка моего тела горела и молила о смерти. Но все прекратилось, когда я стал волком. Меня уже не было. Был только зверь, который вырвался на свободу. И он был у руля до тех пор, пока Солнце не показалось из-за горизонта. А сейчас... Сейчас настало время получить ответы.
Проследовав за Клаусом и присев в кресло, последовав примеру Майклсона, я, посмотрев на него и все еще придерживая больную руку, начал разговор:
- Ночью ты говорил загадками. Сейчас я прошу тебя говорить прямо. Для чего тебе нужно было, чтобы я убил человека и превратился в оборотня? Откуда ты знаешь обо мне, что ты знаешь о моей отметине на плече? - это лишь первые из тех вопросов, что сейчас роются в моей голове. И их там немало. Но я планирую задать лишь самые важные, самые, по моему мнению, определяющие вопросы. Остальное можно будет выяснить в процессе. В любом случае, раз он до сих пор не убил меня, значит, я ему все еще нужен.

0


Вы здесь » TVD&TO:FINAL FIGHT » Days of Future Past » Предложение, от которого нельзя отказаться


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC